Лого Хорлово
Вы находитесь здесь:Главная»Хорлово»О поселке Хорлово»История создания музея: от начала и до сегодняшнего дня

История создания музея: от начала и до сегодняшнего дня

Рассказывает почетный ветеран Московской области, ветеран Великой Отечественной Войны, краевед, автор целого ряда книг и статей, – Глазкова Антонина Александровна.

В 1988 году руководителем нашей фабрики назначили Юрия Давыдовича Иванова. Он, кстати, был 24-м, по счету, директором. До того времени я 15 лет отработала на фабрике председателем профсоюзного комитета. Юрия Давыдовича знала хорошо, так как он перед приездом к нам занимал ту же должность, что и я, но в Раменском. Надо сказать, что незадолго до его приезда я оказалась безработной: меня вынудили освободить мое рабочее место. Но это другая история и к нашему рассказу отношения не имеет.

Встретился он мне как-то и говорит: приходи, я тебе найду работу. И нашел – начальником АХО (административно-хозяйственный отдел) при фабрике. Так я начала работать в этой должности. Прошло какое-то время, вызывает он меня и спрашивает: не возникало ли у меня мысли о создании музея фабрики и нашего поселка? Они - старейшие в Воскресенском районе, а значит, имеют богатую историю.

Перед этим, на протяжении многих лет, директором фабрики был Рыбаков А.М. Я неоднократно обращалась к нему с просьбами разрешить собрать материалы для будущего музея. На территории других фабрик Воскресенского района давно были созданы свои музеи. И в экспозициях тех музеев присутствовали исторические материалы, касающиеся нашей, Садковской мануфактуры. Но на все просьбы мне отвечали: тебе что, делать нечего? Рыбаков А.М. был местным, а тут приезжает «чужой» и предлагает мне то, чего я много лет не могла добиться. Это меня удивило.

Юрий Давыдович предложил мне ездить по деревням, встречаться с людьми, собирать материал и, по возможности, экспонаты для будущего музея. Я села на велосипед и начала объезжать людей с просьбой помочь. После этого люди сами стали приносить вещи, которые могли пригодиться для нашего будущего музея.
Кроме того, Ю.Д. Иванов выхлопотал мне пропуск в Московский областной архив, на Профсоюзной. Там я собирала материалы, копалась в архивах.

Многие помнят висевший на территории фабрики стенд «Они были первыми». Там были фотографии людей, которые поднимали фабрику, «стояли у ее истоков» сразу после революции. Когда я работала в АХО, ко мне обратилась фабричная уборщица. Она сказала, что знает адрес дочери первого директора – того, кто был изображен на фотографии, висевшей на этом стенде. Дочь жила в то время в Егорьевске, и было ей больше 80-ти лет. Я поехала в Егорьевск. Нашла эту женщину, показываю ей фотографию ее отца с нашего стенда. А там – мужчина, с аккуратной прической, в пиджаке, с бабочкой. Спрашиваю ее: «Это ваш отец?» А она мне отвечает: «Где вы взяли этого «купчину»?» Вытаскивает из своего альбома фотографию. Там три человека, и в центре фотографии ее отец: сидит на столе, одна нога спущена на пол. «Единственное», - говорит, - «что сохранилось. Он после бунта в 1905 году сидел в Бутырках, а я - 12-летняя - ходила его навещать. В Бутырках он и умер».

В течение года был собран богатый материал: фотографии, экспонаты и другие ценные вещи. Когда все было готово, по распоряжению директора, бывшую фабричную раздевалку переоборудовали в музейную комнату. Оформлением занимались художники под руководством Николая Ивановича Башмакова. Сразу после открытия появились посетители. В основном, это были рабочие, ушедшие на пенсию. Они продолжали приносить экспонаты, рассказывать свои истории – кто чего знал, помнил. Я старательно все записывала и собирала. Помню бывшего помощника мастера цеха на фабрике, Горюнова Ф.В. Он выпивал в то время. Я ему объяснила, что сюда можно приходить только трезвым. Подействовало. Потом он приходил не раз, приносил старинные фотографии, рассказывал о войне.

В 1920 году из передовых рабочих фабрики, - в основном, из ткачей, - был сформирован отряд добровольцев по сбору хлеба на Украине для голодающих Воскресенского района. 16 февраля 1921 года часть отряда из 12-ти человек была окружена бандой Антонова в деревне Шило-Голицыно, Саратовской губернии, и зверски изрублена шашками. Об этом писала газета «Путь Ленина» (г. Ртищево). Жители похоронили хорловчан в центре села, и поставили на их могиле обелиск. Я нашла все фотографии погибших, кроме Ивана Кузьмича Зверева. Узнав, что на фабрике открылся музей, сын Ивана Кузьмича принес фотографию своего погибшего отца. Он рассказал, что в 1921 году, когда отец погиб, ему было всего 4 года.

В начале 90-х годов прошлого века музей был переведен в старинное здание больницы, 1897-го года постройки. Это было очень удобно, так как желающим попасть в музей не нужно было преодолевать проходную фабрики. Я продолжала собирать и записывать все, что касалось фабрики и ее людей. По-прежнему было очень много посетителей; некоторые приезжали даже из Воскресенска. В том же здании находилась и библиотека профкома.

Как-то пришел главврач нашей больницы, Сорокин, вместе со всем своим персоналом. Они подарили музею фотографию последней «больничной» лошади и последнего извозчика. Кормить лошадь и платить извозчику было нечем. Поэтому лошадь сдали на убой, за что больница получила утюг.

Спустя какое-то время возникло решение построить церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Стоящее рядом здание больницы также передали в собственность церкви. Помещения, в которых располагались библиотека и музей, пришлось освободить. Музейные экспонаты сложили в мешки и перевезли на территорию старой фабрики, в помещение транспортного отдела. Спустя год мешки с музейными экспонатами опять перекочевали в здание бывшей больницы. В один из дней, поздно вечером, мне позвонил староста церкви и сообщил, что музейным экспонатам угрожает весенний паводок, который может подтопить стены здания. Первая мысль, которая пришла мне в голову: там же фотографии и письма с фронта! На следующее утро я пошла на прием к главе администрации, Покровскому А.М. Говорю ему: Андрей Михайлович, мы с Ю.Д. Ивановым на протяжении десяти лет собирали эти экспонаты. Он чужой, а вы местный! Неужели у вас сердце не болит? Он сразу дал машину и людей; мы погрузили все и перевезли в наш клуб. Так там все и лежало. Да только сыровато оказалось, грамоты вздулись немного.

Судьба музея не давала мне покоя, и я решила поговорить с Владимиром Ивановичем Башмаковым. Рассказала ему про судьбу фабричного музея и попросила помочь.

В середине 50-х годов директором фабрики был Василий Иванович Куликов, большой умница! Кстати, фабрика в то время называлась «Молот и серп». Василий Иванович решил поставить вокруг центрального парка в Хорлово скульптуры писателей, поэтов, ученых. Это были бюсты на постаментах, и стояли они вдоль всей главной аллеи парка. На самом пруду, в центре парка, им была оборудована лодочная станция. А при входе в парк в полный рост стояла скульптура А.С. Пушкина. В середине 60-х годов, во время грозы, на памятник Пушкина упало дерево и разбило скульптуру. Памятник отремонтировали, но в конце 90-х годов опять демонтировали по причине ветхости, привезли на территорию фабрики и бросили возле здания здравпункта. Долгое время он лежал там, никому не нужный. Владимир Иванович в то время работал на фабрике художником. Забрал Пушкина к себе в мастерскую и отреставрировал его. А когда стал работать в интернате директором, поставил Пушкина на территории интерната. Теперь Пушкин стоит на постаменте и смотрит на «племя младое и незнакомое».

Владимир Иванович меня успокоил, сообщив, что будет просить помещение под музей на территории интерната. Время шло; я написала книгу «Наша фабрика – наша судьба», часть которой у меня была украдена.

Приехал к нам писатель из Шатуры, Казаков Виктор Михайлович. Он бывший военный, подполковник в отставке. Сам родом из деревни Ёлкино. Приехал, увидел мои записи, и воскликнул: какой материал! Пишите, - говорит, - о фабрике, а я буду писать о близлежащих деревнях. Напечатаем общую книгу. Я набрала материал, набросала все. Собрала фотографий около ста штук и отвезла ему в Шатуру. Он все изучил, но на мой вопрос «когда приехать?» - промолчал. Во второй мой приезд он сказал: «Ваш материал очень сухой, я не советую Вам его печатать». Я в шутку ответила: «Ничего страшного, размочим и напечатаем».

Вернувшись в Хорлово, рассказала обо всем Иванову Ю.Д. Он мне на это сказал: «Садись и пиши»! Ну я так и сделала: села и написала книгу. Юрий Давыдович собрался в отпуск; я ему дала свою книгу прочитать. Вернувшись, он сказал, что все прочитал, «даже мороз по коже» от тех мест, где я пишу про восстановление фабрики после революции, когда она выгорела практически вся. Он же, по моей просьбе, написал к книге вступительную статью.

Вскоре, через администрацию 12-й школы, мне передали материалы по моей книге от Казакова В.М. Правда, там оказались не все фотографии, а текста не было вообще. Несмотря на это, мы решили провести презентацию моей книги. Помещение предоставила 12-я школа. Во время этого мероприятия мне принесли и показали только что вышедшую книгу Казакова В.М. «Эхо забытых веков». А в книге – 170 страниц моего текста, как есть: «сухого и не размоченного». Во вступительной статье к своей книге он выразил мне благодарность за предоставленные материалы. А про директора фабрики, Иванова Ю.Д., было написано, что тот не дал мне возможности напечатать свою книгу. Я тогда написала ему злое письмо. В ответ он прислал в Ёлкинскую церковь 500 экземпляров книги, для продажи, а мне написал в письме, что я могу делать с его книгой все, что захочу. Вскоре он умер.

Тем временем В. И. Башмакову разрешили выделить помещение под музейную комнату в интернате. Он попросил, чтобы я сходила на прием к главе администрации Хорлово, А.М. Покровскому, и поставила его в известность, что музей переезжает в интернат. Ну а потом Владимир Иванович, вместе со своими сотрудниками, оформили музейную комнату. Так музейные экспонаты, преодолев многолетние скитания по углам случайных помещений, обрели наконец свой «приют». Башмаков В.И. уберег от уничтожения крупицу боевого, трудового и жизненного опыта людей старшего поколения фабрики и поселка.

В музее есть очень интересные экспонаты. В Хорлово, почти у самого кладбища, жила женщина по фамилии Каменская. Собирая материалы для музея, я зашла в гости и к ней. Ее свекр работал у Дёмина управляющим. А брат этого свекра, - говорят, что он был низенького росточка, - получил Свидетельство из Коломенского Уездного Училищного Совета, выданное в годовщину трехсотлетия династии Романовых. Каменская отдала мне эту грамоту для музея, а в придачу - образцы тканей, выпускающихся на фабрике в те годы. Эти ткани не выгорали на солнце, не садились при стирке, и были очень красивые. Фабрика Демина продавала свою продукцию в Среднюю Азию; конкурировала с Англией, выставляя свои ткани на всевозможных заграничных выставках.

В нашем поселке жила учительница, Вера Васильевна. Ее дядя, Коротков Павел Федорович, работал на фабрике красителем. Эта работа была очень вредная для здоровья – до 50-ти лет не доживал почти никто. Красили ткани вручную, краски были ядовитые. Руки таких красителей по локти были во въевшейся в кожу краске, и уже никогда не отмывались. По воспоминаниям Веры Васильевны, на очередную выставку в английском городе Манчестере, Демин взял с собой ее дядю. Павел Федорович ходил там с засученными рукавами, а когда вернулся, говорил, что они «иноземцам нос утерли».

У фотографии первой железнодорожной станции «Хорлово» тоже есть своя маленькая история. Отрезок железнодорожного пути от Егорьевска до Воскресенска строили Егорьевские фабриканты Хлудовы. Они же построили и станцию «Хорлово». И все это - на свои собственные деньги.

В 2007 году собранный мною материал вылился в очередную книгу «Хорлово далекое и близкое». У читателей она пользуется большим спросом; множество отзывов приходит ко мне через Воскресенскую библиотеку.

У каждого населенного пункта должна быть своя история, которая важна, в первую очередь, для жителей этого края. Благодаря таким людям, как Глазкова А. А., сегодня мы можем прикоснуться к истории, посетив наш краеведческий музей. Спасибо ей и всем тем, кто не дал оборвать нить, начавшуюся в далеком прошлом и проходящую через настоящее. Сохранится ли она в будущем, зависит уже от нас.

Прочитано 646 раз