Лого Хорлово
Материалы отфильтрованы по дате: Четверг, 07 июня 2018

Жюри литературного конкурса «Воскресенск – в стихах и в прозе», посвящённого 80-летию города Воскресенска (Дудин Л.А. – председатель жюри, Антипов С.С., Глебов С.И., Лысенков В.И., Новикова О.А.) подвело итоги.

Лауреатами конкурса в номинации «Поэзия» названы:

Диплом 1 степени – Людмила Чебышева

Дипломы 2 степени – Галина Глебова и Зинаида Понасенкова

Дипломы 3 степени – Максим Астафьев и Артём Сычёв

Лауреатами конкурса в номинации «Проза» стали:

Диплом 1 степени – Елена Хмырова

Дипломы 2 степени – Вера Кошелькова и Тамара Курбацкая

Дипломы 3 степени – Алексей Кулешов и Юрий Фокин

Специальными дипломы за участие в конкурсе отмечены: Вера Бондаренко, Дарья Горячева и Юрий Лукинов.

Дипломы и памятные подарки будут вручены лауреатам и дипломантам во Дворце культуры «Химик» им. Н.И. Докторова 10 июня в 15 часов.

Опубликовано в Воскресенск

10 июня 2018 года свой профессиональный праздник отмечают работники текстильной и легкой промышленности. День текстильщика в Хорлово раньше отмечали широкими гуляниями в парке, награждением победителей социалистического соревнования, песнями и премиями. Наша фабрика ведет свою историю от ткацкой мануфактуры купца Ивана Демина. С 1858 года и до наших дней на Хорловской земле существуют самые разные профессии текстильщиков. За эти годы тысячи людей прошли через фабричные цеха. Еще недавно в ЗАО «Воскресенск-Техноткань» работало более 2000 человек. Детский сад, дом культуры, многоквартирные дома – вот наследство, оставленное поселку фабрикой. Многие вспомнят веселые смены в пионерском лагере «Свежий ветерок» и производственное обучение школьников, когда вместе с аттестатом ребята получали профессиональное свидетельство. В то время не было проблем для выпускников: не поступил в институт – приходи в цех, фабрика всегда нуждалась в работниках. Легкая промышленность только по названию легкая. Трудно доставался хлеб тем, кто прял, сновал и ткал. Да и сейчас в наш 21 век эта работа нелегка, и большая ее часть ложится на женские плечи. Сегодня выпуск технических тканей осуществляет малое предприятие ООО «Фильтротекс». Но оглянитесь вокруг: в каждой семье нашего поселка обязательно найдется текстильщик бывший, настоящий, а может и будущий. Так поздравим же своих родных, друзей, знакомых с этим замечательным праздником и пожелаем им всего самого доброго!

Текстильщики! Товарищи мои!
В июньский день, наш праздник отмечая,
Исполнить все желания свои
Друг другу от души мы пожелаем.

Под мирным небом мы желаем жить,
Растить своих детей, мечтать, трудиться,
Придумывать, испытывать, творить
И выбранной профессией гордиться.

Здоровья вам, товарищи мои!
Пусть обойдут вас беды и утраты!
Удачными пусть будут ваши дни!
И хоть немного вырастет зарплата!

К ДНЮ ТЕКСТИЛЬЩИКА

Послушай сказочку, дружок!
Начну я без прикрас.
Раз вышел мамонт на лужок
/Не в добрый, видно, час/
А человек его свалил.
И в глубине пещер
Из меха юбочку скроил
Древнейший модельер.
Защиту от пурги нашел
Удачливый силач.
А кто–то лыко переплел.
Так появился ткач.
Была груба рогожка та:
Ни раскроить, ни сшить.
И жизнь заставила сама
Прядение развить.
И закружилось колесо.
И в дело все пошло:
Египта хлопок, русский лен,
Китайский нежный шелк.
Не рассказать мне и за год
Всей сказочки, дружок!
А вот и тесто подошло.
Давай-ка печь пирог!
Текстильщика сегодня день
Мы будем отмечать.
Профессий много на земле.
Но лучше не сыскать.
Работа эта нелегка –
Одеть весь белый свет.
Ведь мамонтов, мои друзья,
Давно в природе нет.

НЕБЕСНЫЙ ЦЕХ

Я знаю, что текстильщики уходят
В небесный цех, где им всегда светло.
С заоблачных высот на нас нисходит
Умелых рук их доброе тепло.

На небе на невидимых машинах
И на никем неслышимых станках
Они спрядут и скрутят паутины,
И выткут радуг нежные шелка.

Покроют небо бархатом заката,
Сквозь тонкие фильеры выльют дождь.
И ты, с кем я работала когда-то,
Теперь в небесном цехе том живешь.

Мой друг, теперь из облаков пушистых
Ты холст на скалку будешь навивать,
И тысячи пушинок серебристых
Ты над землею будешь рассыпать.

Они собою целый мир заполнят,
Лавсаном запорошат белый свет.
А я пойму, что про меня ты вспомнил,
И помашу рукой тебе в ответ.

Когда настанет время гроз весенних,
И над полями загрохочет гром,
Я буду знать, что ты сегодня в смене
Везешь тележку над моим окном.

Наступит день, и я ту дверь открою.
И с теми, кто давно туда ушел,
Лавсан зимой раскину над землею
И вытку радуг разноцветный шелк.

Антонина Аносова

Опубликовано в Хорлово
Четверг, 07 июня 2018 07:38

Церковь Преображения Господня

о. Роман

О себе и строительстве храма

Я живу в Новлянском районе г. Воскресенска. В 1995-м году, когда я окончил духовную семинарию, мне поступило предложение от благочинного церквей Воскресенского округа, о. Иннокентия (Язвикова), пойти служить под его начало. Я согласился и сначала был назначен в штат Иоанно-Златоустовского храма села Новлянское. Через три года о. Иннокентий предложил мне заняться строительством храма в поселке Фосфоритном.

Церковная община здесь была создана 1998-м году. Вначале мы находились в здании бывшей школы; сейчас это «поссовет». В одной из комнат этого здания, в течение двух месяцев, мы служили молебны, собирая средства на строительство будущей церкви. Потом нам выделили помещение бывшего обувного магазина на улице Зайцева. Это была наша домовая церковь, в которой мы проводили богослужения на протяжении следующих 12-ти лет.

Года за три до начала строительства храма мы выкопали под него котлован. Техникой помогло местное предприятие «Кварцит». Появилась инициативная группа из местных жителей. Сначала это были три Александра: А. Левенок, А. Бурмистров, А. Кузьмин. Затем к ним присоединился Алексей Енюшкин, а дальше – больше. В строительстве будущего храма решили принять участие их друзья и знакомые. Многие люди помогали личными средствами – кто сколько мог.

О прихожанах

Из всех жителей нашего поселка примерно половину составляют старообрядцы. В нашу церковь они не ходят, за редким исключением. Их можно условно разделить на две части. Первая половина – «старообрядцы ортодоксальные»; они посещают свои храмы – в Егорьевске, например, или в д. Ёлкино. Вторая же часть не ходит никуда.

В праздничные дни наш храм посещают человек 60-70, а в обычные, воскресные дни, - около 45 прихожан.

С точки зрения православия, «гостевым» прихожанином быть нехорошо. Есть у нас такая категория, которую я называю «вечные паломники». Они ездят по разным храмам и, получается, ни в одном из них не входят во внутреннюю жизнь прихода. Здесь есть определенные минусы: во-первых, такой человек лишен регулярной жизни в таинствах, а во-вторых, у него нет постоянного священника. Получается, он всегда пользуется ситуацией, когда его никто не знает – ни прихожане, не священники того или иного храма. Подспудно это связано с тем, что людям не хочется все время повторять один и тот же грех. Уставами церкви предусмотрено, чтобы человек являлся частью какого-нибудь определенного прихода. И это было всегда. Например, в дореволюционное время существовали списки прихожан той или иной церкви.

Но главная проблема нашего времени - это повсеместное потворство эгоизму. Подобно «вечным паломникам» в церкви, люди предпочитают «гостевые отношения» и в личной жизни. Никто не хочет вникать в чужие проблемы, всячески сторонясь чужих немощей. Апостол Павел сказал: "Друг друга немощи носите, и так исполните закон Христов". В противном случае – разводы, разбитые судьбы, разочарование в людях и жизни.

Сегодня мы это видим собственными глазами.

О женах-мироносицах

В основном, наши прихожане - женщины. Раньше это были бабушки, сейчас – женщины помоложе. Ситуацию, когда приход состоит почти из одних женщин, нельзя назвать «здоровой». Женщина по определению живет и руководствуется чувством. Она приходит к Богу через сердце.

Есть такой христианский праздник – «жен-мироносиц». Почему женщины стали первыми свидетелями воскресения Христова, тогда как как апостолы пребывали в это время за затворенными дверями? - Потому что женщинам показалось, что при погребении они не воздали должное своему Учителю. Их влекло чувство, сердце. Они шли туда, заранее зная, что к дверям гроба привален камень. Возможностей отвалить этот камень у них не было. Но свершилось чудо, ангел господень сошел с небес, и отвалил этот камень. Некоторые женщины увидели Христа, когда бежали к ученикам обратно возвестить им о чуде. Только один из апостолов, - Петр, - пошел проверить – действительно ли это так.

Почему женщины больше и быстрее приходят в церковь? На этот вопрос отвечает вышеприведенная история с женами-мироносицами. Женщины остались более верными с точки зрения сердца; разум в тот момент был не на стороне Христа. Они верили иудейским представлениям о Мессии; и эти представления у них разрушились. Но женщины пошли не на поводу разума, а на поводу чувств. Однако, если человек будет руководствоваться чувствами, он почти всегда будет обманут другими людьми. И одним разумом руководствоваться тоже нельзя; что-то можно понять только сердцем.

В советские годы существовала целая программа атеизма, в результате чего мужчина перестал являться тем, кем должен был быть – разумной «сердцевиной» духовной жизни. Так в представлении мужчин сложилась традиция, по которой «в церкву только боярыня идет». Чтобы «исцелить» мужчин от этого заблуждения, доводов мало; нужны конкретные примеры. Справедливости ради надо отметить, что с каждым годом мужчин в нашем храме становится больше.

О старообрядцах

Раскольничество – это разрыв. Церковь – тело Христово. Разрыв в церкви плох тем, что осуществляется «в живом теле». Даже по ассоциации с человеческим телом, целостный организм, который остается после разрыва, наносит себе ущерб, но выживает; а часть, которая отрывается от этого организма – умирает.

Мы не отвергаем старообрядческие обряды; это они отвергают наши. Наши службы сокращаются не по уставу, а у того или иного священника. Это называется «институт пастырства». Пастырь, подобно врачу, не дает каждому больному одинаковое лекарство, а, по своему усмотрению, делает это индивидуально.

Известно, что «Суббота для человека, а не человек для субботы». Церковный устав имеет важное значение, и мы стараемся его соблюдать. Но он дан для того, чтобы мы им пользовались, а не служили ему. Апостолы, например, вообще не имели такого богослужения, как у нас. Они же не считаются еретиками?

Старообрядцы называют нас «никонианами», но это неверно. Во-первых, Никон у нас не канонизирован. Во-вторых, мы признаем все его ошибки и критически к нему относимся. Никон повел себя очень властолюбиво, не посчитав нужным учесть наши национальные особенности, и слишком понадеявшись на свою власть.

И еще. От христианина требуется оказаться актуальным с точки зрения времени. Нельзя законсервировать какой-то определенный исторический момент и остаться в нем навсегда. Старообрядчество – это попытка законсервировать 17-й век. Но разве церковь во все времена жила одинаково?

О духовном развитии

В человеке есть что-то автономное, оставшееся от Бога. Этим он может совершать подвиги. Но героический поступок не делает его подвиг духовным. Духовный подвиг –то, что рождается от Духа Святаго. Особое свойство, которое не от природы и не от человеческого естества. Духовное – только то, что приобретается. «Сердце чисто созижди во мне, Боже». Глагол «созижди» в оригинале звучит, как глагол «бара», что означает - «нечто из ничего». Это очень глубокая православная святоотеческая мысль.

На примере крещения можно сказать так: в человека «всеивается» новый человек; он «разрастается», а старый умирает совсем. То есть от природы, от старого, мы ничего не берем. От этого и понимание – почему я не могу ничем гордиться. Всем тем, что я взял от матери или от природы, я гордиться не могу. Потому что все это от ветхого человека, и должно умереть. Духовное – только то, что выращено с помощью Бога; что чисто. Во всем ветхом тоже есть добро, но это добро - как бочка меда с ложкой дегтя. «Деготь» - это наши тщеславие, славолюбие, гордость.

О современности

У многих современных людей неправильный настрой. И связан он с неправильно понятым Евангелием. Большинство людей воспринимают Евангелие, как некую моралистическую книгу. Это восприятие дает человеку повод постоянного поиска «чего-то неправильного» в другом человеке. Русское общество сегодня живет именно так. А происходит это от того, что взор евангельский направлен не внутрь самого себя, а вовне.

Правду мы всегда показываем «пред лицем» других народов. А «внутри себя» об этом не заботимся. Исаак Сирин говорил: «Обличающий пред собранием – не мудре врач, а наглый ругатель». У большинства передач и ток-шоу на современном телевидении одна задача: выставить все напоказ и опозорить. Но это не врачество; это самое натуральное фарисейство и получение удовольствия от унижения других людей.

В идеале – каким должно быть отношение к злу? – Зла не существует, потому что нет такой ипостаси (изначального зла). Следовательно, к злу я должен относиться как к паразиту, находящемуся на доброй природе. Люби грешника и ненавидь грех.

Мы не можем изменить своего естества «в веке сем». Спасение, говорят святоотеческие источники, заключается не в том, что мы изменяем свою природу, а в том, что новым человеком, в нас возрастаемом, возносимся над ветхим. Даже святые люди находятся в «падательном» состоянии. Вся греховная жизнь, которая наполняет человека, так и остается в нем, но где-то «внизу». Поэтому любой человек всю жизнь должен «трезвиться» в ожидании второго пришествия Христова и всеобщего воскресения.

Опубликовано в О поселке Хорлово
Четверг, 07 июня 2018 07:36

Церковь Илии Пророка

О. Димитрий

Я крещен в старообрядческом храме о. Сергием (Маругиным). В этом же храме венчались мои родители. Мой отец родом из деревни Ёлкино, а мама перешла в старообрядческую веру, когда вышла замуж. Храм, в котором меня крестили, находился в деревне Алёшино, что рядом с Егорьевском. Он был один на три района: Воскресенский, Егорьевский и Коломенский.

Мне было десять лет, когда хоронили моего деда, Боярского Григория Титовича. Деревенские книжницы служили панихиду прямо в доме; тогда я впервые столкнулся с чем-то, что казалось мне необычным и божественным. Впервые я находился в обстановке молитвенного общения, а уже на 9-й день поминовения я подпевал певчим. Храма в д. Ёлкино не было, поэтому местные книжницы собирались на соборную молитву в домах односельчан.

Позже, когда я на лето приезжал в город Воскресенск к маминым родителям, часто проходил мимо Новлянской церкви. Зашел туда однажды; а потом стал посещать все службы в этом храме. У нас в семье особого религиозного воспитания не было, хотя никакого отрицания или запрета тоже не было. Я всегда знал, что крещен в старообрядческой церкви, но в подростковом возрасте не осознавал разницы между двумя церквями.

Со временем я начал интересоваться старообрядчеством: читал всевозможную литературу о расколе, искал любую информацию о старообрядческой вере. Священники в церкви учили, что старообрядчество - это результат темноты и невежества. Неудивительно, что и у меня в то время было такое же мнение. Могу сказать, что к старообрядчеству я пришел, «пропустив через себя» массу информации. В результате, ко мне пришло понимание, что правда на стороне Русской Православной Старообрядческой Церкви. А после поездки в старообрядческий храм г. Егорьевска, знакомством со священником (о. Василием), богослужением и прихожанами, это понимание укрепилось еще больше, переродившись в понимание истинности старообрядческой веры.

Я учился в 12-й школе, в поселке Хорлово. Еще тогда решил, что стану священником. Поэтому сразу после школы я поступил в семинарию. Но учеба в семинарии выпала на тот период, когда я вернулся в старообрядчество. Семинарию пришлось покинуть. Чтобы не пропал год, устроился на завод электромонтером, закончив специальные курсы. Потом работал на химкомбинате, в «Лафарж Цементе». В общей сложности отработал около 12-ти лет. В это же время начал организовывать общину в д. Ёлкино, которая была зарегистрирована официально в 2004-м году.

Одновременно, на пару с другом, начали строительство храма. Строили «с нуля»; у нас совсем не было денег. Вкладывали в строительство свои зарплаты; собирали по деревне - старушки отдавали часть своих пенсий. Я очень им благодарен за это.

Когда-то в Ёлкино стояла Церковь Илии Пророка, но в советское время ее до основания разрушили.

Когда в начале 2000-х годов в поселке Хорлово начали строить церковь, у старообрядцев не нашлось лидера, который мог бы взять инициативу в свои руки. Если бы наше руководство направило сюда священника, а прихожане проявили свою активность более широко и открыто, вполне вероятно, что церковь в поселке Хорлово сегодня была старообрядческая.

Что касается церкви в д. Ёлкино, прихожан у нас сегодня не очень много. В основном, это пожилые люди. Одной из причин такого положения вещей является недостаточно твердое следование традициям, оторванность от «корней». Отсюда и последствия – не всю молодежь крестят в нашей вере. Женщина, выходящая замуж за новообрядца, переходит в его веру. Это проще, легче и ближе, особенно если люди живут в городе.

Соответственно и родившихся детей они уже поведут крестить не к нам. В новообрядческом храме бывших старообрядцев спокойно принимают, не утруждая себя обрядом перевода, через таинство миропомазания. А вот перейти оттуда к нам гораздо тяжелее. Мы строго соблюдаем все каноны, поэтому не можем просто сказать: «Ходи». Новообратившемуся к нам нужно будет пройти таинство крещения.

Наши прихожане, в основном, жители д. Ёлкино, пос. Хорлово, мкр. Фосфоритный, Лопатинского рудника, г. Воскресенска. Есть и неофиты. За мою четырехлетнюю практику к нам пришло около десяти человек. Люди приходят к нам по разным причинам. Кто-то читает много литературы о старообрядчестве; кому-то подсказывают, куда нужно ходить; есть и те, кто переходит из новообрядческой церкви.

Если говорить об основных отличиях между нами и новообрядцами, можно охарактеризовать их такими понятиями, как соборность, особое отношение к религии, к таинствам обрядов. Посетив нашу службу, можно понять и прочувствовать это в полной мере. Что касается внешних проявлений и обрядов, с одной стороны – это второстепенные отличия, не играющие в наше время той роли, которая была так важна в 17-м веке. Но если говорить о церковной дисциплине, здесь у нас дораскольная традиция, в которой мы ничего не можем изменить. Возможно, кого-то отпугивает именно эта строгость.

Самый большой грех новообрядческой церкви в том, что она официально прокляла старые обряды. Нельзя было предавать анафеме то, чем сами пользовались много сотен лет. Не менее тяжкий грех заключается и в преследованиях самих старообрядцев.

Корни всех проблем нашего времени нужно искать в семьях. Людей развратил материальный достаток. Пропало смирение, люди разучились терпеть. Особенно это касается женщин. Результатом является рост числа разводов. Культ вседозволенности, царящий в современных семьях, распространяется и на детей. Раньше ребенок спрашивал разрешения, если хотел взять что-нибудь со стола. Теперь все изменилось с точностью до наоборот. Откуда-то пришло и укоренилось убеждение, что детям ничего нельзя запрещать. Дети растут капризные; где уж им думать о почитании родителей и старших.

До революции, согласно статистике, старообрядцев в России было около 12%. Сейчас переписи никто не ведет. Да, нас мало; соответственно, и количество грамотных людей среди старообрядцев в разы меньше, чем у других конфессий. В 90-е годы у нас были примерно равные возможности со всеми. Можно было открывать храмы, проповедовать. У нас был очень хороший митрополит, сильный молитвенник. Ему не хватило только одного – организаторских способностей.

Мы не должны отчаиваться; нужно помнить, что важно не количество, а качество. Господь сказал: «Не бойся, малое стадо». И еще сказал, что когда снова придет на землю, едва ли обрящет веры среди людей, лишь только как каплю воды в море. Несмотря на все трудности, в нынешнее время строятся и освящаются новые храмы, в обществе растет интерес к старообрядчеству. Призываю вас, старообрядцы, храните свою истинную веру, которую так твердо отстаивали и за которую проливали кровь наши предки. Будьте верны своим традициям!

Опубликовано в О поселке Хорлово

о. Алексий

Появился я здесь в 2002-м году, когда закончил духовную семинарию. Благочинный Воскресенского округа, игумен Иннокентий (Язвиков), ныне покойный, проводил в нашем классе опрос на тему – кто и куда собирается идти: в какой район, в какое благочиние. Вообще-то в семинарии есть распределение, но иногда учитываются и пожелания семинаристов. Честно говоря, я рассчитывал на то - «куда Бог пошлет». И когда о. Иннокентий спросил меня, куда я собираюсь идти после учебы, я ответил, что не знаю. Он предложил идти к нему; так я оказался здесь, в поселке Хорлово. К тому времени здесь уже сформировалась православная община; руководство фабрики «Воскресенсктехноткань» выделило верующим здание бывшего детского сада, которое и было оборудовано под Храм. Так началась богослужебная жизнь в поселке Хорлово.

Постепенно, начиная с 2003-го года, начали строить новую церковь. Исторически места здесь старообрядческие; да и сегодня старообрядцев в нашем поселке много. Сохранились документы, что перед тем, как построить храм, руководство фабрики провело в поселке голосование на тему - какую именно церковь строить: старообрядческую или православную. Православных оказалось больше и это решило судьбу будущего храма. В начале строительства фабрика приняла в нем активное участие. Посильную помощь оказывали властные структуры, но были и частные благотворители. Кто-то уже на том свете, а кто-то и по сей день жив, но не хочет предавать свое имя огласке. Как бы там ни было, но с Божьей помощью, храм мы потихонечку построили. В 2007-м году богослужения начали проводиться уже в новом храме. А в 2011-м году архиепископом

Можайским, Григорием, был совершен чин Великого освящения «Храма Введения во храм Пресвятой Богородицы».

«Дом, разделившись в себе, не устоит»

Первый раскол в христианской церкви, как известно, произошел в 1054-м году. Тогда от нее откололось западное крыло, которое и стало впоследствии западно-католической церковью. В 15-17-е века в Западной и Центральной Европе произошла реформация, появились протестантские движения, которые начали делиться на другие «течения».

У нас в России раскол произошел в 17-м веке. Часть верующих откололась. Причиной раскола послужило исправление богослужебных книг. Потребность в таком исправлении назрела уже давно, так как богослужебные книги переписывались от руки, и переписчики порой вносили свои мнения и исправления. Таким образом в богослужебные тексты вкрадывалось множество разночтений, неточностей и искажений.

Первоначально спор возник из-за того, что считать "первоисточником", что следует брать за образец. Следовать-ли, как и ранее, при возникающих спорах, греческим образцам или опираться на древнерусские богослужебные книги, которые, собственно, и подлежали исправлению. Этот спор привел к расколу, который, в конечном итоге, сводился к тому, сколькими перстами креститься, сколько делать поклонов во время богослужения и т.п.

По большому счету, если бы это было крайне важно, об этом было бы написано в Евангелии; да и Христос об этом, конечно, рассказал бы. Устраивать из-за этого раскол не было никакого смысла.

В итоге, отделившись от Единой Православной Церкви, старообрядчество продолжило делиться на множество течений, направлений, и просто сект, не признающих друг друга.

Несмотря ни на что, двери Церкви для старообрядцев всегда были открыты, и попытки воссоединения происходили неоднократно.

«Не бойся, малое стадо»

Приход, как правило, состоит из мирских людей. А устав, по которому совершается богослужение, в общем-то, и у православных, и у староверов одинаковый. Костяк службы не изменяется, лишь иногда сокращаются некоторые части. Это допустимо, тем более, для людей мирских. Хочешь дольше и строже - двери православных монастырей открыты. Хотя качество службы меряется не количеством поклонов, а глубиной покаяния. Молитва – это самый тяжелый труд. Смысл ее не в "выстаивании", а во внимании. Как тело без души мертво, так и молитва мертва без внимания.

Христиан вообще мало; и Христос говорил: «Не бойся, малое стадо».

Все мы, по сути, неофиты. Пришли в церковь, потихоньку учимся молиться, учимся жить по-христиански. А уж кто насколько воцерковился – это будет решено на Божьем суде.

Я служу здесь 15 лет. За это время наш приход постепенно обновлялся. 15 лет назад сюда ходили маленькие девочки и мальчики. Сейчас они выросли и создали семьи, привели сюда своих детей. Господь прилагает людей к церкви, а наша задача их сохранить. В церковь ходит примерно 1% от проживающих в поселке. Хотя, если спросить, верующими себя назовут большинство. А вот вырваться из повседневной суеты может далеко не каждый.

Царство небесное усилием берется. И те, кто употребляет усилие над собою, те его и получают. То, что зависит непосредственно от нас – это усилие. Нужно сделать это усилие над собою, прийти в храм, пасть пред Богом, попросить прощения. По мере нашего покаяния, по мере очищения, начинает человек чувствовать Бога в сердце своем. А с Богом уже можно все преодолеть и перенести. Без Бога нет и смысла в жизни нашей.

С самых первых дней у нас была и есть воскресная школа при храме. Там занимаются и школьники, и дошкольники. Конечно, очень большое дело – семья. Если в семье нет церковной традиции, церковного воспитания, ребенок приходит из воскресной школы домой и видит большую разницу между той и этой жизнью. Бывает, что дети, взрослея, оставляют церковь. И лишь иногда, спустя годы, пройдя через «свиное корыто», вспоминают про церковь и возвращаются. Но бывает, что и дети своих родителей в церковь приводят.

Когда придет Христос, найдет ли веру на земле? Хотите отсрочить конец света? – Начинайте ходить в храм! Семью свою приводите, детей. Пока есть в церкви спасающиеся, будет и мир стоять.

Опубликовано в О поселке Хорлово