Лого Хорлово
Вы находитесь здесь:Главная»Воскресенск литературный»Публицистика»Холм Жарковский
Пятница, 27 января 2012 23:36

Холм Жарковский

Великая Отечественная война – трагическая страница нашей истории. Сколько горя и слез она принесла! Много лет прошло с тех пор, но это страшное время люди помнили, и будут помнить всегда. Потому что война – это прежде всего горе, утрата близких людей. Но ещё – это проверка на прочность и силу духа. Уже с первых дней войны внимание всего мира было приковано к Москве.

Миллионы людей во всех уголках земного шара слушали голос Москвы. Одни с радостью, другие – с тревогой, третьи – с нескрываемой ненавистью. Да, люди слушали Москву, потому что не только исход войны между Германией и Россией – судьба всего мира зависела от советской столицы в эти дни. Наши соотечественники сражались до последнего, им не страшны были ни морозы, ни голод. Не потому ли даже смерть они встречали лицом к лицу?!

Русский солдат, даже отступая, проявлял поистине чудеса героизма и самоотверженности, невиданную стойкость. Каждый советский воин твердил: «Будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови».

«Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва». Это слова политрука Клочкова, но их готовы были повторить все защитники Москвы. Они знали – отступать невозможно, надо стоять насмерть.

В истории Великой Отечественной войны есть немало битв, достойных вечной памяти, но только ли из масштабных сражений пишется героическое полотно?

Меня поразила история о холме Жирковском. Как только осень коснулась полей Подмосковья, 30 сентября 1941 года фашистский генерал отдал приказ о наступлении на Москву. «Тайфун» – именно так решили фашисты назвать план своего наступления. «Почему «тайфун»?» - спросили бы многие. Так вот, «тайфун» означает сильный ветер, ураган. Внезапно, ураганом стремились ворваться в Москву фашисты. План у врагов был один – схватить советские армии в огромные клещи. Сжать. Уничтожить. Стереть их с лица Земли. Надеялись и верили фашисты в свой успех, в свою громкую победу. На одном из главных участков фронта фашистские танки двигались на населённый пункт – Холм Жирковский.

«Вперёд!» – прокричал вражеский офицер. Посмотрел на время и произнёс: «Десять минут на штурм».

Но не тут-то было! Более суток продержался Жирковский Холм. 101-я мотострелковая дивизия и 128-я танковая бригада защищали свой родной Холм. В окопах сидели солдаты, и среди них солдат по фамилии Унечкин. Это был обыкновенный человек. Пилотка. Винтовка. Противогаз. На ногах кирзовые сапоги. Всё то же самое, что и у других солдат, но не это важно, а то, как он прославился своим подвигом.

Ползут на окопы танки. Один едет прямо на Унечкина. В руках у солдата граната, но он ждёт, не бросает её. А танк фашистский всё ближе и ближе подходит.

«Бросай, бросай», – шепчет сосед по окопу. Но Унечкин ждёт. Ждёт ещё минуту. «Всё, погиб товарищ», - подумал боец, даже глаза прикрыл, чтобы это не видеть. Однако затем видит он: поднялся Унечкин, бросил гранату. Споткнулся фашистский танк, взревел и замер. А Унечкин бутылку с горючей жидкостью схватил, размахнулся и швырнул в танк. Тот вспыхнул ярким кровавым огнём.

Кто-то сказал: «Вот это да, браток! Выходит, дал прикурить фашистам». Рассмеялись солдаты и снова в бой. Унечкин опять вынул гранату и снова ждет. До последней минуты ждёт, не боится он верной смерти. Сосед уж опять кричать ему хотел, но сдержался, положился он на товарища. И правильно сделал, потому что и второй танк огнём запылал. А фашистский генерал всё на часы смотрит, ведь давно им пора было Жирковский Холм пройти. Долго продержался Холм Жирковский, подбили и подожгли 59 фашистских танков, а 4 из них уничтожил мужественный, уже знакомый нам солдат Унечкин. И вот пришёл приказ, отойти солдатам. Меняют бойцы позиции. Вместе со всеми идёт Унечкин.

И опять произнёс кто-то:

- Жарко врагам досталось. Вспомнят они ещё Холм наш Жирковский.

- Не Жирковский, а Жарковский, – поправил его другой.

И все с ним согласились.

{jb_code}Елена Савенкова, 7 класс, лицей №22{/jb_code}

Прочитано 1417 раз