Лого Хорлово
Вы находитесь здесь:Главная»Новости»Подмосковье»На платформе Куровская произошла утечка серной кислоты
Пятница, 04 сентября 2020 14:12

Алексей Зименков: размышления о родинолюбии на полях книг Виктора Лысенкова

|||| ||||

С чего начинается Родина…

Размышления на полях книг Виктора Лысенкова «Было время, были люди…» (2020)
и «Ахмет Симаев – журналист, подпольщик, соратник Мусы Джалиля» (2020)
 
Два чувства дивно близки нам,
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.
 
На них основано от века
По воле Бога самого
Самостоянье человека,
Залог величия его.
           Александр Пушкин

Изучение истории родного края всегда сродни подвижничеству, так как продиктовано побуждениями, далёкими от корысти, требует немалого самоотречения, обусловленного необходимостью всё своё свободное время отдавать работе в библиотеках и архивах, записи бесценных воспоминаний старожилов, ветеранов войны и труда, анализу найденных документов, установлению бесспорных фактов, а также многому-многому другому.

Какова цель этой деятельности? И нужна ли она? Я, отдавший краеведению четверть века своей жизни, так отвечаю на подобные вопросы.

Из всех существ на земле только люди обладают поистине необъятной коллективной памятью. Многим из нас она даже кажется излишней и обременительной. Вспомните уроки истории в школе и тоску соседей по парте от необходимости запоминать имена великих правителей, полководцев, учёных, писателей и художников, даты сражений, обстоятельства географических открытий, вникать в содержание выдающихся прозрений человеческого разума. К сожалению, немало наших однокашников до старости продолжают пребывать в ощущении бесполезности исторического знания. И они могут себе это позволить.

Но не род людей. Жизненный опыт показывает, что отказ от индивидуальной и коллективной памяти неизбежно приводит человека к утрате огромной части человеческого в себе. Выключенный из исторического пространства, он неизбежно становится персонажем лишь сегодняшнего дня, начинает опрощаться до существа, желания и устремления которого ограничиваются кругом бытовых, а в нашу эпоху потребления, прежде всего, материальных потребностей, чуждых радостям коллективного созидательного труда, только и делающих человека подлинно человеком.

Как только высшей и единственной ценностью становимся мы сами и социальные связи перестают быть самоценными, историческая память в наших глазах тотчас превращается в бесполезную и даже вредную вещь, – поскольку путами сковывает наше алкающее воли эгоцентрическое начало.

В этом случае возникает грозящий катастрофой эволюционный сбой. Людская особь не просто возвращается в животный мир, из которого вышла. Она опускается на эволюционную ступеньку, расположенную на порядок ниже ступеньки, где располагаются птицы, рыбы и звери, смысл существования которых миллионы лет заключался в созидании новой жизни, а не в эгоцентрическом растрачивании своей. Возникает страшный попятный ход, порождающий существо, обладающее разумом без общей созидательной цели, но с возможностями, во много раз превышающими возможности любого животного в небе, на земле и в воде.

Наоборот, всякий представитель человеческого рода, дорожащий своей индивидуальной памятью и памятью народной неизбежно включается в процесс вочеловечивания себя. Благодаря этому он выходит на другой более высокий уровень человечности, начинает искать своё место в созидательной деятельности своего народа и даже всех землян, стремится внести свой вклад в общее дело.

Страшно беспамятство отдельно взятой личности, но во стократ – народа. Не случайно сегодня, когда России угрожают серьёзнейшие вызовы и опасности, у нас всех на слуху фраза о том, что лишить народ памяти о своём прошлом, значит лишить его будущего. И это правда. На нынешнем переломном этапе, когда речь идёт о судьбах нашего Отечества, резко возрастает ценность исторического знания, позволяющего россиянину оставаться самим собою, не поддаваться сладкоголосию иноземных сирен, фальшивым обещаниям воздушных замков, губительным миражам.

Вбирая в себя смелость, мудрость, волю, духовный свет предшествовавших поколений нашей большой родины – России, мы становимся зорче, твёрже, убеждённее, лучше. В каждом из нас начинает биться гений познания Ломоносова, стремление к высшей гармони и правде Пушкина, воля к победе Суворова и Жукова.

Именно по этой причине в наше переломное время трудно переоценить значение краеведческой деятельности. Я убеждён, энтузиасты-краеведы, добывающие сегодня знания о прошлом своей малой родины и рассказывающие об этом прошлом, занимаются делом государственной важности, бьются на баррикадах душ за вочеловечивающую память против расчеловечивающего исторического беспамятства. Опираясь на горячую привязанность земляков к родным очагам, своим корням, краеведы восстанавливают связь времён, возвращают из небытия живые голоса, дела и мысли тех, кто неразрывными узами был связан со своей малой родиной, изо дня в день творил её историю и одновременно историю России.

***

Виктор Иванович Лысенков, член Союза писателей и Союза журналистов России – достойный представитель большой армии отечественных краелюбов. Подобно капитану Тушину из «Войны и мира» Льва Толстого и своему отцу-фронтовику, он в новых грозных для Отечества обстоятельствах, без мыслей о почестях, достойно исполняет свой патриотический долг, – не один год делая жителей Воскресенской земли сопричастными истории мест, где им выпало жить. Виктор Иванович хочет, чтобы его земляки оставались россиянами, носителями традиций, которые на протяжении тысячи лет помогали нашему народу одолевать врагов и все невзгоды, выпадавшие на историческом пути.

Вот я держу в руках две небольшие книги – это его личная пригоршня золотинок в общую кладовую народной памяти, в сокровищницу знаний о людях и прошлой жизни своего края.

Первая из них – «Было время, были люди…». Моя душа живо откликается на это название, потому что для мемуарной и краеведческой литературы «время» и «люди» – ключевые слова. И представленный под обложкой материал не обманывает моих ожиданий. В рассказах о прошлом, с которых начинается книга, автор действительно хочет «объяснить» читателю, каким было время его детства и молодости и какими были люди в то время.

Что же… Виктору Ивановичу это в полной мере удалось. Прежде всего потому, что автобиографические истории писались не клавишами компьютера, а горячим любящим и умным сердцем. Рукой не протоколиста, но художника, благодаря умению которого характеры и события встают перед моими глазами как живые, полные важных всем и каждому общечеловеческих смыслов. Рассказанное автором верно передаёт атмосферу далеких дней, даёт ключ к пониманию ушедшего времени, позволяет ощутить «магнитное поле» жизни, формировавшее людей.

Благодаря Виктору Ивановичу мне стали милы и дороги его мама и «полная опасностей» лесная дорога до дома из рассказа «Страсти-мордасти»; дядя Володя Воробьёв, фронтовик и добрый человек из «Пасхальное утро детства моего»; соседка Пада из «Так Падой и прозвали»; бойкий мышонок из рассказа «Тарасик».

Останутся в памяти жизненные уроки, содержащиеся в историях «Кваску или водички», «Заточение в «университетах», «…И вдруг алтын», «Беглый арестант», «За погрузку замков», «К последней инстанции». А также отдельные фразы и места в них.

«Школа находилась в соседней деревне – в трёх километрах: сначала надо было пройти лесом, потом полем, через речку и снова полем. Зимой метели заставляли нас, ребятню, всякий раз наугад торить новый путь, проваливаясь в сугробах по самую грудь». («Страсти-мордасти»).

«Религиозности в нашей семье не было – в 1960-е советские годы это представлялось абсолютной нормой. Правда и то, что всегда стояла у нас на подоконнике мамина икона Спасителя в металлическом окладе, доставшаяся потом по наследству младшей сестре Тоне». («Пасхальное утро детства моего»)

«Таганрог больше всего запомнился своей солёностью: солёный суп, солёное пиво, даже солёная водка – можно как-то вытерпеть, но солёная вода, солёный чай, солёный кофе!..»(Заточение в «университетах»)

«В потёмках разглядели забившегося в угол долговязого, худого паренька. … Затравленно сжавшись, он признался, что сбежал из-под ареста. Стали думать, что делать с беглым. Заявить в милицию? Но чувства опасности парень не вызывал, и материнская жалость к хворому и голодному пересилила законопослушание. … Женщины тут же понанесли бедолаге нехитрой снеди, и тот с жадностью накинулся на неё. Долгонько, видать, не ел… Новость взбудоражила весь двор, но никто так и не додумался позвонить «куда следует».
Так и прожил три дня в своём убежище на общественных харчах юный уголовник. … А тут на общую беду вышел из очередного запоя бывший участковый, изгнанный в своё время из органов то ли за пьянство, то ли за бессовестное использование своих властных полномочий, потому не особо жалуемый соседями. Он-то и «стукнул» бывшим коллегам, и участь горемыки была решена. Других – за недоносительство – не привлекли…». («Беглый арестант»)

Автобиографические истории Виктора Лысенкова–по теплоте и художественности следует отнести к лучшим страницам сборника «Было время, были люди…». Всем предлагаю познакомиться с ними. Не пожалеете.

***

С чего начинается любовь к родине? У меня она начиналась с деревенской речки, где мы с верными друзьями то увлечённо рыбачили, то без устали купались, с походов за грибами и звонкого голубого неба над головой, с непередаваемого чувства родного дома, когда голодных, переполненных открытиями нас кормили наши матери, с фильмов «Чапаев» и «Александр Невский» и песен, которые мы дружно пели в детстве.

То берёзка, то рябина,
Куст ракиты над рекой…
Край родной, навек любимый,
Где найдёшь ещё такой!»

Так в пору самых первых и важных впечатлений я обретал свою личную родину, проникался любовью к её особой неповторимой красоте.

Те детские переживания – до сих пор внутри меня, они исподволь наполняют мою душу необходимыми всему сущему – светом и теплом, ощущением отчей земли, смыслом существования, без которых людям очень непросто пройти свой земной путь.

Похожим образом чувство родины возникало у всего моего поколения. Да и теперь обретение родины происходит точно также.

Но ни в далёкие пионерские времена, ни тем более в нынешние рыночно-потребительские ошибочно было бы думать, что естественно возникающее в юном сердце родинолюбие со временем само по себе окрепнет и превратиться в действенную силу, что зарождающееся в мальчишках и девчонках чувство родины не нуждается во встречных шагах со стороны семьи, школы и общества.

Если бы всё здесь было так благополучно, то не порывали бы сегодня тысячи россиян со своей землёй, не становились бы добровольными манкуртами, отрекающимися от своих имён и отчеств, и не устремлялись бы в чужие края, туда, где лучше организован быт и выше уровень потребления, вместо того, чтобы, взявшись за руки, изменить к лучшему жизнь в собственном доме.

Нет сомнения, что возникающее в детских сердцах патриотическое чувство должно, как это было в советские годы, с младых ногтей всемерно поддерживаться обществом и государством, возводя его в степень бескорыстного созидательного служения Отчеству.

Только двигаясь навстречу подростку, можно быть уверенным, что в назначенный срок души мальчишек и девчонок, идущих нам на смену, чудесным образом преобразятся – подобно тому, как когда-то преобразились наши ребячьи души – и страна, местность, территория проживания вдруг станет для них Отчизной, ни с чем не сравнимой родной землёй, которую нельзя ни разлюбить, ни предать.

Чтобы было так, всем нам предстоит очень-очень много потрудится. В том числе, для увековечения памяти наших прославленных земляков, в деле охраны объектов культурного наследии, изучения истории края и в просветительской работе.

Дабы у всех россиян – от мало до велика – любовь к родному краю и Отечеству становилась более глубокой и осознанной, нам надо личную память и жизненный опыт накрепко соединить с народной памятью и опытом, а также с научным историческим знанием, далеко выходящим за пределы наших индивидуальных биографий. Тогда из этих составных частей образуется сверхпрочный сплав нашего мироощущения, который не удастся разрушить никакими способами. Тысячелетняя история государства будет связывать жизненный путь отдельного человека с обращенным в будущее движением всего народа. В свою очередь, история государства и его устремленность в завтрашний день станут наполняться личной и народной правдой, обретать человеческое измерение. Родинолюбие окажется прочно стоящим на двух ногах.

***

Краеведческие очерки и статьи Виктора Лысенкова, помещённые во втором разделе сборника «Было время, были люди…», а также его книга-биография «Ахмет Симаев – журналист, подпольщик, соратник Мусы Джалиля» как раз и служат необходимому выходу за пределы личных устремлений и опыта, осознанию себя продолжателем дела тех, кто был до тебя. Они обогащают наши представления о людях и жизни.

Так, после чтения очерка «Звезда фронтового разведчика Ивана Лысенкова» понимаешь, что война для тысяч людей на передовой была не более как каждодневная опасная работа, где нет места слову «подвиг». Удивительно, но так на это смотрели не только сами фронтовики, за плечами которых был не один героический поступок, но и их родные. Мол, делали, что требовалось. И не поэтому ли три фронтовые медали Ивана Лысенкова «За оборону Сталинграда», «За оборону Москвы» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» – «стали игрушками маленьких сыновей, да так и затерялись».

По сути о том же – об добросовестном исполнении воинского долга – говорят нам обнародованные Виктором Лысенковым документы, содержащиеся в статье о георгиевском кавалере Василии Андриянове.

Очерк об Инне Гофф – это история таланта и свободной творческой души, влюблённой в русскую культуру и отдавшей ей всю себя без остатка. Внутренне честный путь Инны Гофф – вдохновляющий пример для всех нас. Думается, есть правда в том, что именно она написала стихотворение «Русское поле», которое, превратившись в песню, по словам Родиона Щедрина, композитора с мировым именем, воспринимается ныне как «музыкальный символ отчизны нашей».

Особая благодарность Виктору Ивановичу за статью «По крупицам восстанавливал доброе имя героя», посвящённую воскресенскому краеведу Сергею Михайловичу Кристи. Сергей Михайлович, принадлежащий к непресекающемуся племени первопроходцев, несомненно, заслуживает благодарной памяти и восхищения. Не боясь косых взглядов и неприятных вопросов, он первый начал по крупицам собирать сведения о героической судьбе земляка Ахмета Симаева (1915-1944), одного из организаторов антифашистской группы в немецком плену, принявшего за это смерть на гильотине в берлинской тюрьме. Благодаря настойчивости и большой кропотливой работе Кристи доброе имя земляка было восстановлено. И сегодня в Воскресенске можно увидеть мемориальную доску в память Ахмета Садретдиновича Симаева на здании, где когда-то размещалась редакция районной газеты.

Первопроходцы указывают пути, по которым идут остальные. Книга-биография об Ахмете Симаеве Виктора Лысенкова – продолжение дела, начатого Кристи (автора связывали с Сергеем Михайловичем человеческие и творческие связи и, как я понимаю, во многом отношения учителя и ученика).

Главная удача книги – документально ощутимый образ её героя, молодого талантливого журналиста и поэта, в кругу коллег любителя подшутить, «сыграть роль», человека, который в мирное время не проявлял лидерского и волевого начала, но попав в плен, где большинство людей теряли себя, вдруг преобразился и проявил качества, не известные прежде ни тем, кто его хорошо знал, ни, может быть, ему самому.

Ахмет Симаев не раз повторял своим товарищам в фашистских застенках ключевые для понимания его личности слова: «наступила пора испытания на прочность человеческих характеров, человеческой воли». И он следовал этим словам. Виктор Лысенков приводит свидетельство помощника надзирателя Пауля Дюррхауэра, вспоминавшего: «Мне ещё не приходилось видеть, чтобы люди шли на место казни с гордо поднятой головой и пели при этом какую-то песню».

Стремясь защитить свое доброе имя от возможных наветов, думая о том, что будут говорить о нём родные, друзья, соотечественники после его смерти, Ахмет Симаев делает в камере две записи. Одна из них на хлопчатобумажном ставне окна камеры звучит так: «Здесь сидел Симаев, журналист, москвич, 13 февраля 1944 года приговорён германским имперским судом к смерти. Нас всего одиннадцать человек русских, все приговорены к смертной казни за политику. Кто прочтёт эти строки и живым вернётся на Россию, прошу передать моей жене Валентине Листопад, город Воскресенск, Московская область, или моим братьям и близким родственникам в Москве – Симаевым. К сему Симаев, 17 февраля 1944 года».

Приведённый в книге отрывок из письма Ахмета с передовой, отправленного 15 ноября 1941 года, обнаруживает живую устремлённую в будущее натуру Симаева, указывает на потенциал, который в будущем позволил бы ему вырасти в большую творческую личность. «Фронт. Ночь холодная и тёмная, но сравнительно спокойная; лишь изредка, разрывая тишину и сотрясая землю, охают дальнобойные орудия. В землянке тесно, дымно и темно. Ребята, полулёжа, почти друг на друге, спят крепким, тревожным сном, часто тормошась и бормоча. … И вот я воюю, Аня, воюю так, как хотела бы ты и тысячи других, тебе подобных. Воюю жестоко, с рвением, потому что я очень хочу жить, жить, мечтать, желать, надеяться, строить, творить, жить и получать ответы на это своё письмо и ещё много-много других писем от тебя, жены, родных и знакомых…».

Но не случилось. Война забрала жизнь настоящего героя Воскресенской земли, как забрала тысячи жизней других талантливых молодых людей, не ставших выдающимися математиками, физиками, конструкторами, режиссёрами, актёрами, художниками, композиторами, поэтами. Но пришла Победа – одна на всех, которую приближал, как мог, подпольщик Ахмет Симаев.

Его деятельность в фашистской Германии, его неординарность и сила духа производят сильное впечатление. И, несомненно, будут оказывать большое воспитательное действие на юные души, если о судьбе и подвиге Симаева начнут чаще рассказывать в школах Воскресенского городского округа. И приглашать в классы Виктора Лысенкова. Ведь добрая книга обязана работать, а не стоять на библиотечной полке.

Жестоко ошибаются те, кто думает, что самое трудное и страшное в истории нашего народа и государства позади. Нет, сегодняшний день полон грозовых раскатов и, как прежде, требует от россиян присущих им верности и стойкости. Впереди нас ждут новые вызовы, новые испытания,– и противостоять им должны новые Матросовы и Кожедубы, Талалихины и Маресьевы, Симаевы и Джалили.

Растить их следует уже сегодня. Так пусть для воскресенских ребят примером смелости и верности станет жизнь их земляка Ахмета Симаева.

***

За умы и души россиян ныне ведётся беспощадная война. Недруги всеми силами стремятся подорвать наш моральный дух и разъединить нас, лживо очернить, переписать, перечеркнуть общее дореволюционное и советское прошлое. Эти их действия должны встретить сокрушающий отпор. В годы Великой Отечественной войны наши отцы, деды и прадеды стояли на смерть, чтобы не отдать фашистским дивизиям ни пяди земли. Сегодня в новой войне – за память россиян – мы, сыновья, внуки и правнуки творцов Великой Победы, обязаны, беря с них пример, ни пяди не уступить своего 1000-летнего трагического и героического прошлого.

Цель многочисленной армии краеведов: сделать всё для того, чтобы на крутом повороте истории в наших городах и весях как можно меньше было Иванов, не помнящих родства, и как можно больше тех, кто видит смысл своей жизни в служении Отчизне, кто любит свой край так, как любим его мы. Чтобы росло число земляков, считающих себя продолжателями дел и стремлений лучших людей своей малой и большой родины. Чтобы с каждым годом среди нас больше становилось тех, кто вслед за Пушкиным мог бы воскликнуть: «Клянусь честью, что ни за что на свете не хотел бы переменить Отечество и иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал».

Все мы знаем греческий миф о великане Антее, который оставался непобедимым до тех пор, пока мог черпать силы у своей матери Земли. Точно также наша укоренённость в славном прошлом великой страны России поможет нам в годы испытаний преодолевать любые трудности, а в мирное время наполнит нас желанием творить добрые дела.

Народ, объединённый общей историей и обострённым чувством родной земли, превращается в Бессмертный полк, которого никому не победить.

Алексей ЗИМЕНКОВ,

старший научный сотрудник отдела новейшей русской литературы
и литературы русского зарубежья Института мировой литературы им. А.М. Горького
Российской академии наук (ИМЛИ РАН), секретарь Московской областной организации
Союза писателей России, член Союза краеведов России.
 
На фото: Алексей Павлович Зименков; новые краеведческие книги Виктора Лысенкова; на презентации книг Виктора Лысенкова в г. Раменское 29.08.020 - Ирина Овчаренко, Виктор Лысенков, Алексей Зименков, Лидия Жарова.
 
Прочитано 524 раз