Лого Хорлово
Вы находитесь здесь:Главная»Новости»Воскресенск»105-летие Ахмета Симаева – воскресенского журналиста, подпольщика, соратника Мусы Джалиля
Вторник, 29 декабря 2020 15:15

105-летие Ахмета Симаева – воскресенского журналиста, подпольщика, соратника Мусы Джалиля

|||| ||||
Ахмет, я у тебя учусь как воин
И мужеству, и стойкости бойца.
Муса Джалиль

«В этом доме с 1936 по 1940 г. работал Ахмет Симаев – ответственный секретарь редакции газеты "Коммунист", член антифашистской группы Мусы Джалиля, погибший в 1944 г. в тылу врага», – гласит надпись на тёмно-красной мемориальной доске, установленной на фасаде дома № 8 по улице Советской в городе Воскресенске.

Сейчас в этом двухэтажном здании располагаются управление культуры и Концертно-выставочный зал, а до начала 1980-х годов находились органы местной власти: исполком горсовета, горком партии, а также редакция городской газеты.

Родился Ахмет Садретдинович Симаев 28 декабря 1915 года в татарской семье в деревне Усть-Рахмановка Краснослободского уезда Пензенской губернии (ныне Краснослободский район Республики Мордовия). У его родителей – Симаевых Садретдина и Шарифы (урождённая Старкова) было семеро детей.

Ахмет учился в школах соседних сёл Старое Синдрово и Сивинь, а после окончания семи классов, в 1931 году, переехал в Москву к старшему брату Фаттаху, который тогда работал литейщиком на заводе. В столице юноша поступил в строительный техникум. Получив специальность лаборанта по бетону, он с 1933 года трудился на строительстве первой очереди Московского метрополитена, а впоследствии строил полиграфический комбинат «Правда». В то время это были самые грандиозные московские стройки, отличавшиеся не только своими масштабами, но и напряжённостью, тяжестью физического труда, а также многонациональностью строителей.

Для татар-метростроителей регулярно выпускались специальные номера многотиражной газеты «Ударник Метростроя» на татарском языке, и Ахмет Симаев был среди её постоянных корреспондентов. Писал о товарищах, их труде и буднях.

Живя в Москве, он участвовал в литературно-творческом кружке при Татарском общественном культурном центре («Доме Асадуллаева») в Замоскворечье. Здесь, в Малом Татарском переулке, познакомился с руководителем кружка – известным татарским поэтом Мусой Джалилем, который тогда в Москве редактировал центральные детско-юношеские журналы на татарском языке «Кечкенэ иптэшлэр» («Юные товарищи») и «Октябрь баласы» («Дитя Октября» – «Октябрёнок»), а потом заведовал отделом литературы и искусства татарской газеты «Коммунист». Джалиль был старше Ахмета на девять лет, он заметил талант юноши, поддержал его первые шаги в литературе, щедро делился знаниями и творческим опытом

Писателю Абдурахману Абсалямову, который в те годы также посещал кружок Джалиля, Симаев запомнился простым рабочим парнем, ничем вроде не отличавшимся от своих сверстников. «Ходил в чёрном демисезонном пальто, большой чёрной кепке. Среднего роста. Лицо открытое, доброе, а вот глаза иногда изумляли: цвет в памяти точно не сохранился, но взгляд острый, реакция мгновенная, будто моментально принял единственно правильное решение. Казалось, ему нельзя врать или говорить неискренне: он всё равно быстро узнает неправду. Ахмет одновременно писал на русском и татарском языках. Был одним из самых активных кружковцев. Нередко приводил на занятия кружка даже брата Фаттаха – человека, довольно далёкого от литературы.

Творческие встречи Джалиля и Симаева постепенно переросли в дружбу, которая продолжалась и после того, как Ахмет, решив целиком посвятить себя газетной работе, перебрался в Воскресенск.

В 1936 году Ахмет Симаев переехал в подмосковный Воскресенский район – в рабочий посёлок Воскресенск.

Об уровне знания Ахметом русского языка говорит тот факт, что он был принят на работу помощником корректора в районную газету «За темпы», которая после обретения Воскресенском 11 июля 1938 года статуса города получила новое название – «Коммунист» (с 1991 года – «Наше слово»).

Вскоре он уже работал литсотрудником, а затем и ответственным секретарём – одной из ключевых фигур редакционного коллектива. По меткому выражению Сергея Михайловича Кристи (также потом работавшего ответственным секретарём редакции газеты), «эта работа схожа с работой режиссёра в театре. Её почти не видно, всё зависит от дарования действующих лиц. Но в воплощении творческих замыслов, в оформлении, в интересных находках проявляется воля секретаря, его почерк, оригинальность».

В газете у каждого сотрудника были свои направления деятельности. Симаев отвечал за отдел культуры и быта. И всестороннему освещению этих сторон жизни района уделял много внимания.

В Воскресенске в 1939 году молодой журналист обрёл семью, женившись на Валентине Григорьевне Листопад, работавшей в редакции газеты машинисткой. Жили молодожёны в доме № 8 по улице Стандартной, в маленькой комнате квартиры № 7.

В 1939 году Ахмет Симаев поступил заочно на литературный факультет Московского педагогического института. Через год учёбу в институте пришлось прервать. Осенью 1940 года 24-летнего Ахмета призвали на срочную службу в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию.

А Валя ко времени призыва мужа была уже беременной. Вскоре у них родилась дочь Людмила, которую увидеть ему так и не довелось.

Итак, в октябре 1940 года Ахмет Симаев был призван в Красную Армию и направлен для прохождения военной службы в Забайкалье. В армии он освоил специальность радиотелеграфиста.

Сначала служил в 23-м кавалерийском полку 15-й кавалерийской Кубанской дивизии, расквартированной в южных предгорьях Нерчинского хребта в пристанционном посёлке Харанор. После расформирования дивизии в мае 1941 года Симаева перевели в Монголию в 130-й батальон связи 82-й моторизованной дивизии, а потом в заново сформированный в составе этой дивизии 250-й мотострелковый полк. Дислоцировалась дивизия в городе Баян-Тумен (в 1941 году переименованном в Чойбалсан).

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Обстановка на фронтах с каждым днём всё более обостряется. 5 октября 1941 года 82-я дивизия, переформированная в мотострелковую, была погружена в железнодорожные вагоны и через 17 дней переброшена к Москве – в Загорск (Сергиев Посад). Через станцию Воскресенск дальневосточный эшелон прошёл без остановки. А ещё через два дня дивизия, поднятая по тревоге, уже разворачивала свои боевые порядки восточнее Можайска, влившись в 5-ю армию Западного фронта.

5-я армия находилась на очень важном участке обороны Москвы – Можайском направлении. Здесь под Кубинкой личный состав дивизии получил боевое крещение. Несмотря на мощные артналёты, частые штурмовки с воздуха, беспрерывные атаки танковых и пехотных подразделений, бойцы удержали рубежи обороны.

В ходе контрнаступления под Москвой и общего наступления советских войск зимой 1941/1942 годов дивизия участвовала в освобождении Дорохова, Можайска, Бородина и других городов и посёлков.

В середине декабря 1941 года 250-й мотострелковый полк отвели в район Внуково на переформирование в воздушно-десантный полк с тем же номером. И вновь переброска на фронт.

Судьбоносным для Ахмета Симаева стало участие в одной из первых и самых массовых воздушно-десантных операций Великой Отечественной войны – Вяземской (Ржевско-Вяземская наступательная операция).

С 18 по 22 января 1942 года десантная группа 250-го полка самолётами «Дуглас» была высажена ночью в тыл немецких войск на полевом аэродроме Плеснево (Плеснеево) в сорока километрах к югу от Вязьмы.

Десантированные в немецкий тыл части в течение полумесяца активно действовали в отрыве от своих войск. Беспрерывно ведя бои, десантники сумели удержать большую территорию, нанесли противнику огромный урон, нарушили тыловые коммуникации юхновской группировки врага, сумели прочно приковать к себе значительные силы немецких войск. Это способствовало начавшемуся наступлению Западного фронта от подмосковных рубежей.

Трудно переоценить важность для управления войсками во вражеском окружении связи с командованием и подразделениями. На начальнике радиостанции лежит сверхответственная и сложная задача оперативно и бесперебойно осуществлять эту связь. А на радиостанцию 250-го полка к тому ж легла и дополнительная нагрузка по обеспечению связью со штабом Западного фронта командования дивизии, утратившего собственную радиостанцию.

О ратных заслугах Ахмета Симаева в десантной операции свидетельствуют скупые строки наградного листа на представление его к медали «За боевые заслуги»:

«Симаев Ахмет Садретдинович, 1915 г. рождения, ефрейтор, начальник рации, татарин, беспартийный, в Красной Армии с 1940 г.
В период выполнения полком боевых задач в тылу врага с 20.1.42 г. держал бесперебойную связь со штабом Западного фронта в сложных метеорологических и боевых условиях».

Награду Ахмет получить не успел – приказ о награждении медалью «За боевые заслуги» был подписан командующим войсками Западного фронта генералом армии Г.К. Жуковым 31 мая 1942 года, а уже 7 марта Симаев оказался в плену.

О дальнейшей судьбе мужа и отца семья Симаева узнала лишь спустя одиннадцать лет после окончания войны. Но и тогда много было неясного и недоговорённого.

Ахмет Симаев был пленён 7 марта 1942 года у деревни Панфилово в 14 километрах южнее Вязьмы. Некоторые исследователи тех событий предполагают, что Ахмет Симаев, подготовленный разведшколой, специально был оставлен для ведения диверсионно-подрывной деятельности в тылу врага. Далее были лагеря для военнопленных – от пересыльного в Вязьме до специального в Вустрау (Sonderlager Wustrau) под Берлином.

Прошедшие проверку и испытания получали штатскую одежду и относительно свободно жили. Их обучали в школе агентов-пропагандистов в берлинском пригороде Вульхайде (Wuhlheide).

Провал планов молниеносной войны и разгром фашистских войск под Москвой привели к тому, что немецкая армия стала ощущать недостаток в живой силе. И тогда рейхсминистр оккупированных территорий Востока Альфред Розенберг предложил свой план: использовать в качестве «пушечного мяса» военнопленных. В первый год войны в немецком плену оказалось около трёх миллионов советских граждан. Всячески раздувая национальную рознь, гитлеровцы хотели заставить пленных воевать против собственной Родины.

Уже весной 1942 года Гитлер подписал приказ о создании грузинского, армянского и азербайджанского, туркестанского и горского легионов.

15 августа 1942 года был подписан приказ верховного командования сухопутных сил вермахта о создании из военнопленных поволжских национальностей, преимущественно татар и башкир Волжско-татарского легиона «Идель-Урал» (Идель – татарское название реки Волги).

Ещё в лагере военнопленных Ахмет Симаев был одним из инициаторов создания антифашистского подполья. Руководителем организации стал двадцатитрёхлетний учитель – лейтенант Гайнан Курмашев.

Уже в конце 1942 года Симаев был внедрён в комитет «Идель-Урал». «Национальный комитет» осуществлял набор военнопленных татар и башкир в батальоны, которые, кстати, буквально через несколько месяцев восстали против немцев.

Журналист Ахмет Симаев руководил изданием и распространением патриотических листовок по лагерям военнопленных.

Именно Симаев, по свидетельству многих легионеров, в частности Салиха Ганеева, нашёл в лагере для военнопленных попавшего раненым в плен на Волховском фронте под Новгородом в июне 1942 года старшего политрука Мусу Джалиля и привлёк к подпольной работе в легионе. Под его ответственность в марте 1943 года немцы перевели военнопленного Гумерова (под этой фамилией Муса Джалиль значился в «национальном комитете») в спецлагерь в Вустрау. Известно и то, что Ахмет Симаев предложил Джалилю сформировать группу для связи с Красной Армией.

Подпольщики поставили перед собой задачу сорвать замыслы фашистов, «взорвать легион изнутри», как говорил Муса Джалиль, повернуть вложенное в руки легионеров оружие против самих гитлеровцев. Нелёгок и опасен был путь борьбы. Чтобы войти в доверие к фашистам, подпольщики для виду дали согласие сотрудничать с ними. Одни из них попали в легион, другие в комитет «Идель-Урал» в Берлине, третьи – в редакцию газеты «Идель-Урал».

На Симаева возлагались наиболее рискованные и ответственные поручения. Он прилично владел немецким языком, и ему не нужен был переводчик.

В начале 1943 года немцы отправили в войска три полевых волжско-татарских батальона (825-й, 826-й и 827-й), а во второй половине 1943-го – ещё четыре (с 828-го по 831-й).

Труды подпольщиков не пропали даром. Первый (825-й) батальон легиона численностью около 900 человек 14 февраля 1943 года торжественно отправили на Восточный фронт. 19 февраля он прибыл в Витебск, где его основная часть была дислоцирована в деревне Гралево на левом берегу Западной Двины. Уже 21 февраля представители легионеров, действуя по поручению подпольной организации, связались с белорусскими партизанами и договорились об общем восстании батальона 22 февраля м около 500-600 легионеров с оружием в руках и с большим количеством снаряжения перешли на сторону партизан. Причём набором военнопленных в этот батальон непосредственно занимался Ахмет Симаев.

Около половины третьего и четвёртого батальонов тоже ушли к партизанам Украины.

Подпольная группа в Берлине существовала до 12 августа 1943 года. В результате предательской деятельности проникшего в организацию провокатора руководящая группа подпольщиков была арестована.

После провала подпольной организации берлинскую группу увезли в тюрьму гестапо на Курфюрстендамм и держали около месяца в одиночках, расположенных под землёй. Затем их присоединили к основной группе в тюрьме Моабит.

Дела особой важности – о государственной измене, заговорах против Третьего рейха, подрывной деятельности рассматривал Имперский суд.

С 7 по 12 февраля 1944 года в Дрездене Второй сенат Имперского суда разбирал дело «Курмашев и десять других» («Kurmaschew und zehn Andere») о подрывной работе против немецкого рейха, создании подпольной антифашистской организации в комитете «Идель-Урал» и Волго-Татарском легионе, печатании и распространении листовок, призывавших легионеров повернуть оружие против немецких войск.

Высокий уровень судебного рассмотрения военных и политических преступлений арестованных – неоспоримое свидетельство того, что они действительно нанесли ощутимый ущерб нацистской Германии.

Одиннадцать арестованных руководителей подпольного центра – Абдулла Алиш (Алишев), Ахат Атнашев, Абдулла Баттал (Батталов), Фуат Булатов, Салим Бухаров (Галлянур Бухараев), Муса Джалиль, Гайнан Курмаш (Курмашев), Фуат Сайфельмулюков, Ахмет Симаев, Зиннат Хасанов (Хуснуллин) и Гариф Шабаев были приговорены к смертной казни.

Ещё полгода они ожидали исполнения приговора сначала в камерах смертников Тегельской тюрьмы, а затем в крепости Шпандау. Но ничто не смогло сломить воли патриотов.

Казнили подпольщиков как государственных преступников на гильотине в полдень 25 августа 1944 года в берлинской тюрьме Плётцензее. Немцы, присутствовавшие в тюрьме и видевшие заключённых татар в последние минуты их жизни, рассказывали, что держались они с удивительным достоинством. Помощник надзирателя Пауль Дюррхауэр признавался: «Мне ещё не приходилось видеть, чтобы люди шли на место казни с гордо поднятой головой и пели при этом какую-то песню».

Ахмету Симаеву исполнилось всего лишь 28 лет.

В Воскресенске о гибели земляка узнали только после окончания войны.

Долгим и трудным был путь к реабилитации нашего героя и его сподвижников на родине. В 1952 году проведенная Министерством государственной безопасности проверка установила, что Ахмет Симаев, Муса Джалиль и их соратники действительно вели подпольную работу, за что и казнены гитлеровцами. В августе 1952 года они были полностью реабилитированы.

2 февраля 1956 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за исключительную стойкость и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне, поэту Мусе Мустафовичу Джалилю (Залилову) было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Десять соратников Джалиля Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года № 116 за активную патриотическую деятельность в подпольной антифашистской группе и проявленные при этом стойкость и мужество посмертно награждены орденом Отечественной войны I степени.

В столице Татарстана – Казани, на площади 1-го Мая, на самом высоком месте у Спасской башни Казанского кремля, в 1966 году воздвигнут памятник Мусе Джалилю, а в 1994 году установлена стела с барельефами его десяти соратников, среди которых и наш земляк Ахмет Симаев.

В Воскресенске мемориальная доска в память Ахмета Садретдиновича Симаева на здании, где когда-то размещалась редакция районной газеты, была установлена 8 мая 1985 года, в канун празднования 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Инициатором этого исторического события стал член Союза журналистов СССР, ответственный секретарь редакции Воскресенской газеты «Коммунист» Сергей Михайлович Кристи (1921–1986), который был первым и самым последовательным исследователем жизни и подвига нашего земляка, многое сделавший для восстановления и увековечения его доброго имени.

(По книге Виктора Лысенкова «Ахмет Симаев — журналист, подпольщик, соратник Мусы Джалиля» (М., 2020)

 

Прочитано 411 раз