Лого Хорлово
Вы находитесь здесь:Главная»Новости»Воскресенск»Воскресенские стихи Константина Ваншенкина
Пятница, 17 декабря 2021 13:46

Воскресенские стихи Константина Ваншенкина

|||| ||||

Сегодня, 17 декабря, день рождения Константина Яковлевича Ваншенкина (1925-2012) – писателя, жизнь и творчество которого накрепко связаны с Воскресенском. Здесь в Больничном городке, а потом в Первом Лесном переулке (с 2007 года – улица Инны Гофф) он жил со своей женой, также популярной писательницей, Инной Анатольевной Гофф и дочерью Галиной с 1952 по 1995 год.

Известно, что в Воскресенске Константин Яковлевич написал стихи, ставшими на многие годы знаменитыми песнями «Я люблю тебя, жизнь» («Я люблю тебя, жизнь, / Что само по себе и не ново, / Я люблю тебя, жизнь, / Я люблю тебя снова и снова.») и «Алёша» («Белеет ли в поле пороша / Иль гулкие ливни шумят, / Стоит над горою Алёша, / В Болгарии русский солдат»).

Среди написанного в нашем городе ещё и удивительно добрые, чарующие: «Вальс расставанья» («Слышишь, тревожные дуют ветра? / Нам расставаться настала пора. / Кружится, кружится пёстрый лесок, / Кружится, кружится старый вальсок, / Старый забытый вальсок...»), «За окошком свету мало» («За окошком свету мало, / Белый снег валит, валит. / А мне мама, а мне мама / Целоваться не велит...»), «Я спешу, извините меня» («Лунный свет над равниной рассеян, / Вдалеке ни села, ни огня. / Я сейчас уезжаю на Север, / Я спешу, извините меня...») и ещё множество лирических стихот­ворений, накрепко топографически связанных с близрасположенными лесом и Москвой-рекой.

Вот некоторые «воскресенские» стихотворения Константина Ваншенкина;

Воскресенская больница
Тесть был врачом, мы жили при больнице,
И всё ж занятья не было пустей,
Чем ужасаться длинной веренице
В больницу доставляемых детей.

Мы жили в положении открытом,
Что нам опасным кажется теперь:
Со скарлатиной или с дифтеритом
Ломились по ошибке в нашу дверь.

Мы жили как по сути при обстреле
И всё же без особой суеты.
А за окном на клумбочках пестрели
Неяркие больничные цветы.

Делам житейским не было предела,
А товарняк вблизи гудел, как лось.
И маленькая дочь не заболела,
И всё по сути дела обошлось.

***
Сентябрьский вечер в Воскресенске.
Туманец лёгкий возле ног.
А у Никольских по-соседски
Помаргивает огонёк.

Лес океанскими валами
Накатывает на дома,
И где недавно меж стволами
Гуляли мы, там нынче тьма.

Но смотрит сдержанно и немо
Нам выпавшее на веку
Ещё светящееся небо,
Помноженное на реку.

***
Приехали – а всё цветёт:
Семь вишен, яблоня и слива.
Понятно, это каждый год
Но так приехали счастливо.

Мгновенный радостный испуг –
Ведь я забыл о вешнем дыме.
Как если бы вошёл – и вдруг
Родных увидел молодыми.

***
Летом в Воскресенске,
Где наш зимний дом,
Мы по-деревенски
В общем-то живём.

То есть на народе,
На глазах у всех,
То есть на природе,
Средь её утех.

Будто бы лесничим
Службу я несу –
В перезвоне птичьем
Целый день в лесу.

Для стихов и прозы
Замечаю я
Белый ствол берёзы,
Чёрный ствол ружья.

...Дождь шуршит несмело,
Ниже небосвод,
Потому что дело
К осени идёт.

И не слышно вёсел
Больше на реке...
Гром грядущих вёсен
Слышу вдалеке.
 
Сельское пение
Люблю с давнишних пор
Средь мирных гор и пашен
Густой крестьянский хор,
Не близкий внукам нашим.
 
Огромная луна.
Притихшие колосья.
И мощная волна
Того многоголосья.

Вблизи высоких гор
Иль в дымке воскресенской
Мужской грузинский хор,
А также русский женский.

Первый Лесной переулок
Звать переулок Лесным:
Лес возле самого дома.
Многое связано с ним,
Словно сквозь память знакомо.

Ягода в нём и грибы –
Близко. Но тянет в глубинку.
А для своей городьбы
Выкопать можно рябинку.

В полдень тепло уже в нём,
С краю, под лиственной чёлкой.
Так прогревается днём
Речка вдоль отмели жёлтой.

Но осмотрительней будь –
В сумерках к лесу нежданно
Перекрывает нам путь
Длинный шлагбаум тумана.

Ночью сгущается лес.
С тайным смотрю интересом,
Как половина небес
Скрыта чернеющим лесом.

Утром на крышах роса.
Голос несмазанных втулок.
Плавно втекает в леса
Первый Лесной переулок.

Дом под погасшей луной,
Изображая повесу,
Давней рябинкой лесной
Машет склонённому лесу.

Соревнования авиамоделистов
Там, где в небо вытянулась ель,
Где тропинки узкие по лугу,
Авиамоторная модель
Носится отчаянно по кругу.

На дрожащей тонкой бечеве,
На совсем теряющейся леске
Ходят в предвечерней синеве
Склёпанные тщательно железки.

То стрижёт над самою травой,
Что уже тем временем сырая,
То восходит к небу по кривой,
Тут же вниз рискованно ныряя.

Да и непрерывный этот звук,
Вызывая смутную тревогу,
То щемящим делается вдруг,
То опять густеет понемногу.

Где-то стадо движется, мыча.
Тень садов легла на тротуары.
Дальнего футбольного мяча
Слабые доносятся удары.

Редкого тумана полоса.
И почти в течение недели
Над поляной нашей голоса
И жужжанье авиамоделей.

Послание
Александра Осиповна
Смирнова-Россет!
Дождик. Дело к осени.
И я Вам сосед.

Мне до Вас, наверное,
Меньше двух вёрст.
Струй шуршанье мерное.
Путь весьма прост.

От дождя муторно,
Льёт и льёт с верхов.
Около полутора
Мне до Вас веков.

Так. И тем не менее,
Ёжась наверху,
Смотрит вдаль имение,
За Москву-реку.

Ветер вдоль цоколя
Кинул листьев горсть.
Где тут след Гоголя,
Что был Ваш гость?

Улица Инны Гофф в Воскресенске
Порой мы сквозь сон различали,
Как, собственно, невдалеке,
Особенно слышный ночами
Гудел пароход на реке.

Под осень краснели рябины,
И столько случится потом...
На улице имени Инны
Мы жили, не зная о том.

Подготовил Виктор Лысенков

Прочитано 629 раз